Туристическая отрасль Российской Федерации, как мы ее видим? Каковы ее перспективы? И что мы делаем не так и чего мы не делаем? – вот те вопросы, которые требует самого широкого обсуждения, как среди самого российского общества, так и в экспертном кругу.

Сегодня наблюдается новый устойчивый тренд возрастания интереса к развитию внутреннего и въездного туризма в России. Призывы развивать российский туризм в настоящее время звучат на всех уровнях власти, со стороны бизнеса и общества, культивируются в СМИ и входят в программные заявления политических партий.

Эти посылы существовали и ранее, только сегодня интерес к отечественной туриндустрии подкреплен еще и вниманием к ней со стороны высшего руководства страны, начиная со знакового заседания Президиума Государственного совета по туризму в августе прошлого года и формирования объемного перечня поручений по его итогам, январского совещания у Председателя Правительства Российской Федерации по развитию внутреннего туризма, создания при Правительстве страны профильного координационного совета под руководством вице-премьера Ольги Голодец и других событий.

Кстати, с предложением о создании совета по туризму, только при Президенте, я неоднократно выступала на конгрессных мероприятиях, выражая тем самым позицию широкой туристской общественности, поскольку вопрос развития этой отрасли глубоко межведомственный, а при Президенте в настоящее время существует порядка восемнадцати советов по самым различным вопросам, включая искусство, спорт и дела казачества, а по туризму нет…

Сегодня в итоге, пусть на чуть более низком уровне, но межведомственный координационный совет работает. И главное в этом, что пристальное внимание на сферу туризма обращено, вектор ее развития сформирован и для этого есть объективные предпосылки. Туризм, как известно, имеет высокую социальную значимость, является эффективным инструментом оздоровления, восстановления психофизических сил и работоспособности в обществе, средством реабилитации и социальной адаптации граждан, воспитания, обучения и организации досуга населения. Но туризм – это также и перспективная несырьевая отрасль экономики, развитие которой поможет снизить зависимость всей страны от экспорта энергоносителей, тем самым слезть с нефтегазовой «иглы» навсегда.

Среднемировая доля туризма в структуре ВВП развитых стран составляет 10%, в то время как в Российской Федерации этот показатель не превышает 1,5%! Объективно налицо большой потенциал роста. А сегодня он еще связан и с международными событиями.

Как отмечалось на заседании Координационного совета по развитию внутреннего и въездного туризма в России, прошедшего 5 января текущего года, отечественный туропоток в Турцию и Египет составлял не менее 5 млн. человек ежегодно. В среднем каждый турист тратит тысячу долларов на путевку и столько же, находясь за рубежом. Таким образом, при переориентировании российских туристов на внутренние направления общий приток средств может достигнуть 700-800 млрд. рублей в текущих ценах.

Каждый турист, по международным оценкам, находясь на отдыхе, обеспечивает своими деньгами три рабочих места, поэтому Российская Федерация с учетом только российских граждан, выбравших провести отпуск в своей стране вместо Турции и Египта, могла бы получить внутренние ресурсы для обеспечения пятнадцати миллионов новых рабочих мест. При этом туризм – эта единственная отрасль в мире, где число работников растет каждый год независимо ни от чего, составляя каждое одиннадцатое рабочее место в общемировой системе занятости. Вот она, социальная значимость туризма!

Совершенно очевидно, что эта сфера народного хозяйства может быть «локомотивом» для развития большинства российских регионов. Наглядным примером чему является город Сочи, который в зимний сезон 2015-16 гг. стал абсолютным лидером России по притоку туристов, созданию рабочих мест и финансовым поступлениям. Безусловно, краеугольным камнем здесь является туристская и обеспечивающая инфраструктура, а постолимпийский Сочи единственный на всю страну, но тем не менее…

Вывод один: туризм может быть мощнейшим сектором российской экономики, который взамен того, чтобы идти с протянутой рукой, сам будет зарабатывать и кормить других при должном к нему отношении.

Так состоится ли в нынешних реалиях туризм в России как отрасль? Боюсь, что нет. У меня есть как минимум три весомых аргумента для этого и все они из управленческой плоскости.

Во-первых «нет», потому что даже с учетом поставленных высшим руководством страны задач по развитию туризма, государство не расценивает его, как перспективный зарабатывающий сектор экономики, а только как социальную сферу, постоянно требующую вложений и затрат. Иначе бы при распределении обязанностей между вице-премьерами Правительства РФ по реализации направлений государственной политики туризм стоял бы в одном ряду с сельским хозяйством, топливно-энергетическим комплексом, медицинской промышленностью, рыболовством, спортом, то есть тем, что приносит стране доход. Сегодня туризм «теснится» между вопросами здравоохранения, образования, социальной защиты, пенсионного обеспечения и культуры.

В результате оптимизации расходов страны на социальную сферу к настоящему моменту мы имеем сокращение объема финансирования федеральной целевой программы по развитию внутреннего и въездного туризма (2011 — 2018гг.) в пять раз по сравнению с первоначальным планом, утвержденным постановлением Правительства России в 2011 году. И даже в этих условиях данная программа на практике остается эффективнее других, привлекая на каждый рубль, выделенный из федерального бюджета, 3,6 рублей внебюджетных инвестиционных вложений на основе государственно-частного партнерства.

Заслуга в этом Федерального агентства по туризму, которое реализует ее как основной инструмент, способствующий повышению привлекательности отечественной туристской отрасли, создавая и совершенствуя эту отрасль всеми своими силами.

Так удастся ли? Но здесь и во-вторых «нет», потому что задачи развития туризма на федеральном уровне размыты между Минкультуры России и Ростуризмом.

Федеральному агентству по туризму при всех его усилиях и заслугах по положению не хватает министерских полномочий, прав на законодательную инициативу, штата, условий в целом. У Министерства культуры РФ много своих задач, низкие зарплаты и текучка линейных кадров. Министерство старается. Только вот туризм –  он ведь сам по себе. На практике имеет отношение к культуре такое же, как к охране здоровья или образованию. Глубоко убеждена, что не может в России туризм эффективно развиваться без выделенного профильного министерства.

И здесь появляется третье «нет»: такое же искаженное отношение к туристской сфере наблюдается повсеместно на уровне регионов. Из 85 субъектов Российской Федерации только 6 имеют в своей структуре исполнительной власти полноценные министерства по туризму. Ни комитеты или департаменты в привязке к культуре, спорту и делам молодежи, а профильные туристские министерства со всеми вытекающими функциями и полномочиями. Это Калининградская область, Краснодарский край, Республика Крым, Карачаево-Черкессия, Дагестан, Кабардино-Балкария.

По информации Ростуризма: «наиболее популярными и готовыми к приему туристов в летнем сезоне 2016 года являются Краснодарский край, Крым, Севастополь, Северный Кавказ, Алтайский край, Калининградская область…». Очевидно, что есть субъекты страны, которые делают ставку на туризм, относятся к нему как отрасли и получают результаты, в отличие от их соседей.

Я много работаю с регионами и вижу, что иногда на деле развитие туризма отдано на откуп региональным общественным организациям. Они очень стараются, творческие и активные энтузиасты-общественники. Но многое ли можно создать на общественных началах?

Региональное управление лежит в основе управленческой пирамиды туристской сферы в целом и то, сколько и по какому остаточному принципу сами субъекты РФ вкладывают в собственную туристскую индустрию посредством реализации целевых программ, порой просто даже не позволяет надеяться, что туризм благодарно принесет тому или иному региону достойные социально-экономические дивиденды. При этом туристическая отрасль в любом случае при отчетности по целевым показателям приносит в бюджеты всех уровней несравнимо больше, чем средства, которые готовы потратить на нее регионы.

Вижу, что региональные власти привыкли ждать и просить, а многие и просить и ждать перестали. И это напрасно. Напрасен и неконструктивен сам данный подход. В регионах кроется собственная большая сила. На деле в процессе межрегиональных профильных заседаний выясняется, что порой просто не хватает не одних лишь денег, а часто опыта, методологии, коммуникации, консолидации, планирования, управленческих решений и просто должного внимания к сфере туризма.

Так что же мы хотим от отрасли, которая так управляется? Может нам всем пора поменять отношение и на деле увидеть в ней кормилицу? Осознать ее реальную значимость? Как от безысходности, в эпоху импортозамещения, осознали значимость для страны аграрно-промышленного комплекса, продемонстрировавшего по итогам прошлого года среди немногих других растущих секторов экономики весьма достойные показатели.

Светлана Ануфриенко

член Экспертных советов по туризму Государственной Думы и Совета Федерации ФС РФ, руководитель Комиссии по культурному наследию и туризму Социальной платформы Партии «Единая Россия», член Президиума координационного совета по туризму Ассоциации регионов Центрального Федерального округа

Источник: http://www.gosrf.ru